четверг, 5 июля 2012 г.

13. 2003 г. - СОКРОВЕННАЯ ПУСТЫНЬ

«ВСТРЕЧИ С РЕКОНЬЮ»: ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ ДИМИТРИЯ МИХАЙЛОВА

 

2003 г.  – СОКРОВЕННАЯ ПУСТЫНЬ

 

Среди обширных лесов северо-запада Святой Руси было расположено множество монастырей и храмов, к которым стремились верующие для поклонения древним святыням. Группами и поодиночке, от одной обители к другой переходили странники и не было святого уголка, который бы не посещала эта живая река.

 

На севере Любытинского района Новгородской области  проходил один из таких древних путей. Паломники пешком шли за три дня из Новгорода в Тихвин к Тихвинской иконе Божией Матери. Среди многих других населенных мест они проходили деревню Верхнее Заозерье. Это удивительной красоты место, с незапамятных времен обжитое людьми, и в наши дни милостью Божией осталось почти нетронутым натиском цивилизации.  Заозерье стоит на границе края лесов и болот, который называется Реконь, по имени речки, носящей ласковое имя Реконька. В середине XIX века  здесь случилось чудо. Возродилась к жизни из полутарастолетнего небытия древняя Свято-Троицкая Реконская пустынь. Она была хорошо известна в XIX  и начале XX века, но совершенно забыта после эпохи коммунистического безвременья. Впервые попав в Реконь,  паломники и сегодня бывают поражены величественным каменным ансамблем, словно видят заколдованный сказочный город стоящий на тихом берегу лесной реки. Среди вековых деревьев природа скрывает в себя творение человека…

 

                                                                                             

 Путь к Рекони идет через лес, и этот восьмикилометровый переход словно призван подготовить к встрече с лесным монастырем суетные наши души. Говорят, раньше каждый ступающий на Реконьскую дорогу, уже в самом начале пути видел купола лесной монашеской обители. Да и в сравнительно недавнее время дорога в монастырь была вполне проходима. Шумно сновали по ней колхозные трактора и машины, под стенами обители возделывались обширные колхозные поля, сенокосные угодья. А окрестные деревни за многолюдство назывались "Китаем".

 Но… пришли иные времена. Колхоз дважды разукрупняли, затем вообще ликвидировали.  Люди из обедневших деревень уезжали целыми  семьями. Развеяло по земле "Китай". Некому стало ходить по Реконьской дороге. Оставленная людьми, пропала она. Вывелась. Превратилась в обычную тропку.

 

                                                                                             

 Несколько раз, бесшумно и осторожно, вплотную к тропинке подкрадывается лесная река. Притаившись за вязью густой лесной поросли, некоторое время пробирается она почти рядом.  Затем, полыхнув бликами тяжелой и драгоценной своей воды, уходит в чащу. Но строгое и весомое ее присутствие будет ощущаться вплоть до самых монастырских стен. Ее пристальное внимание к пришельцам неслучайно. По преданию, именно из вод Реконьки в XII столетии и явила себя миру чудная по красоте и силе своей икона Святой Троицы. Здесь, вдали от обжитых человеком мест, в чащобе, лежащую на громадном валуне обрели ее лесные путники, и в память об этой бесценной находке на берегу реки была сооружена часовня. Некоторое время спустя здесь была построена деревянная церковь Святой Троицы, освященная 3 октября 1676 года "при благоверном царе и великом князе Алексее Михайловиче всея России… и при Святейшем Питириме Митрополите великого Новаграда и Великих Лук", как гласила надпись на хранившемся в ней большом закладном кресте. Ныне ее можно увидеть в музее деревянного зодчества Витославицы. И много позднее, в 1877 году, был освящен великолепный каменный Троицкий собор, в котором чудотворную икону Троицы поместили за правым клиросом. Стены собора, без купола и с осыпающейся штукатуркой, высятся среди зарослей кипрея и репейника по сей день.

От самих монастырских построек сохранилось немногое. Их участи избежал только  рубленый корпус братского общежития. Его  перевезли в бывший районный центр, километров за 50 от монастыря. Здесь, в качестве больницы он достойно служит и по сей день.

 

 Невдалеке от Троицкого собора на берегу Реконьки можно увидеть камень, который местные жители называют Заветным. Предание говорит, что 600 лет тому назад именно на сем камне обретена икона Святой Троицы. Паломники всегда останавливались здесь для молитвы.

                                                                                             

 На другом берегу Реконьки среди старого монастырского кладбища располагается Покровский храм. Не так сильно пострадавший от времени, он является молчаливым свидетелем разрушения обители. Десятилетия под этими сводами царила тишина запустения, но сегодня, впервые за много лет, Покровский храм заполнили богомольцы. Собрались вместе верующие из Петербурга, Тихвина, Киришей, Любытина, Заозерья, чтобы совершить Божественную Литургию в этом святом месте. Собрались ради покаяния. Три священника и диакон - из разных храмов, городов и епархий, - Вот так мы и начинаем ощущать свою Церковь - единую, соборную, апостольскую. 

 

                                                                                             

Литургия... Что-то несоразмерное с нашей жизнью, одним прикосновением обновляющее все в душе. “Божественная Литургия есть ОСЬ МИРА, как колеса могут двигаться только вокруг оси, так и наш мир может двигаться, имея Божественную Литургию, - говорил св. прав. Иоанн Кронштадтский. – Ради Божественной Литургии солнце на небе светит днем и луна ночью… земля только затем приносит плоды, хлеб и виноград, что хлеб и вино приносятся на святой престол при совершении Литургии”.

 

Христос посреди нас. Посреди этих заброшенных развалин, крушение которых так же неотвратимо, как грядущая вскоре осень. И так же, как под осенним солнцем даже мертвые листья - признаки угасания жизни в природе радуют нас и украшают все вокруг, так эта Литургия среди обломков освещает гибнущий храм особым светом радости.

 

Сегодняшняя Евхаристия возвращает нашу мысль к катакомбам первых христиан. Отсутствие внешнего благолепия делает еще сильнее внутреннюю торжественность собрания, которое посетил Сам Господь. Мы собрались у могилы о. Амфилохия, как когда-то христиане собирались к могилам мучеников. Святые первых веков своим свидетельством обращали ко Христу тысячи язычников. Святые последних времен оставили нам пример стояния в вере среди тысяч псевдохристиан.

 

                                                                                             

Особую милость Божию мы увидели в том, что главное событие нашего паломничества в Реконь состоялось 22 августа 2003 года в день памяти схимонаха Амфилохия, доброго подвижника, Божией помощью, своею верою восстановившего этот монастырь. Человека, чудного по жизни своей. По преданию, прожил он 125 лет, больше половины из них проведя в странствованиях, а  51 год подвизаясь в Рекони. 11 месяцев довелось провести старцу и в Тихвинском тюремном замке - за проживание без паспорта и докучливые прошения сменявшим друг друга государям о восстановлении обители. Преставился ко Господу он в 1865 году.

                        Посещение Рекони дело ответственное. Каждому Господь подает здесь что-то свое. Но может задать нам и евангельский вопрос: "Что-же смотреть ходили вы в пустыню?"

  Впервые попав в сюда, паломники долго бродят, с удивлением разглядывая величественные руины монастыря и многие потом не один раз возвращаются сюда, открывая для себя сначала скит, а потом и другие сопки с заросшими землянками старца. Самые пытливые постепенно знакомятся с историей обители, неотъемлемой частью которой стала жизнь схимонаха Амфилохия. И потом уже трудно расстаться с мыслью об этом человеке, приходит желание понять его жизнь, его подвиг, его веру.    

Духовный путь старца в русской церковной истории получил название нестяжательства. К XVI в восходит давний спор об истинном монашестве, суть которого в вопросе: существует ли мера компромисса с требованиями нашего ветхого человека, соблюдая которую мы не отходим от Христа, подобно богатому юноше из евангельской притчи? Нестяжатели отвечают на этот вопрос отрицательно. Все земное само по себе не может быть ценностью. Оно ценно только как строительные леса в процессе создания храма Божия в душе. В духовном завещании можно найти его идеал монашества, воплощенный в Уставе скита, где главное внимание сосредоточено на молитвенной жизни, а не на хозяйстве и внешнем благолепии. К сожалению, о. Амфилохий не нашел в этом понимания и поддержки, и его завещание все еще ожидает достойных исполнителей.

                                                                                             

Он дорого заплатил за свой выбор, но сумел остаться верным ему до конца. Большая часть его жизни в Рекони прошла вдали от человеческих глаз. Людей он избегал ради Бога, однако сам оказывался на пути тех, кто нуждался в утешении, предостережении и совете. Он жил в лесах и болотах, открытый всему, что пошлет Господь - и непогоде, и хищному зверю и злому человеку, и голоду. У него часто по три недели не было ни куска хлеба, под одеждой кишела разнообразная живность, сочился сквозь намотанные тряпки гной заживо гнившей после обморожения ноги... За 50 лет скитаний по Рекони он научился жить в присутствии Бога, и в совершенном отсутствии идола, которого мы зовем "социальные гарантии", воздавая ему почти языческое поклонение. Сбылись на нем слова Христа в Евангелии от Матфея о знамениях верующим в Него. Господь даровал старцу материнскую чуткость к людям, не ограниченную ни временем, ни расстоянием. Он словно отвечал перед Богом за всех в Рекони и окрест нее.

 

                                                                                             

Сохранились воспоминания о том, как он ночью поднял на молитву всех находящихся в скиту, ради спасения души своего помощника, жившего в соседней деревне, которому в это самое время пришлось пережить серьезные искушения. Еще при жизни старца в Рекони болящая, жившая в Тихвине и лишенная возможности посетить его лично, обратилась к его портрету с просьбой о помощи. В следующую ночь она увидела во сне, как он помазывает ей больные ноги, и на утро встала здоровой.

Описаны случаи, когда старец сам являлся во сне и повелевал болящим совершить паломничество в Реконь, отслужить молебен Живоначальной Троице и панихиду на его могиле. Исцеления совершались после обещания это исполнить, о чем впоследствии исцеленные рассказывали братии. Это живое участие в судьбах людей не закончилось с гибелью монастыря. Не иссякло и народное почитание старца.

                    Весьма справедливо поставить старца Амфилохия в один ряд с древними подвижниками. При жизни своей многих он наставлял ко спасению душеспасительным словом, обращал заблудших, утешал печальных, имел дар прозорливости, врачевал душевные и телесные болезни, изгонял бесов от одержимых ими людей.

                    Личность схимонаха Амфилохия безусловно богаче и интереснее благочестивой схемы, которую создает недостаток сведений о нем. Что мы знаем точно? Почти ничего. Известно, что после прихода в православие, он навсегда покинул семью лютеранского пастора в Риге, в которой родился. Почти нет сведений о скитаниях, заполнивших большую часть его жизни. Его жизнь в Рекони описана биографами как борьба за воссоздание монастыря.

                                                                                                                                                          

Но вот в архиве случайно обретается небольшой документ. Справка о причастии, выданная жительнице его родных краев, содержащая интересную приписку: "она знает родных старца и доставляла к ним от него посылки". Значит, он отрекся от заблуждений сродников, но остался верен любви к ним. Один Бог знает, чего стоило ему нести этот  крест и не был ли он тяжелее, чем его железные вериги.

                    Его любили, и в окрестных деревнях, передавая устную традицию от поколения к поколению,  завещали поминать отца Амфилохия и архимандрита Иннокентия, последнего настоятеля Рекони. Будем помнить старца и мы.

Житие Амфилохия Реконьского еще ожидает своих исследователей и последователей. Быть может, даже в наши последние времена есть еще жаждущие небесной чистоты души, готовые идти его путем. А пока мы покидали благодатный край с ощущением прикосновения к тайне. Мы навсегда запомним свое паломничество в Реконь. И дай, Господи, услышать и уразуметь, к чему ты призываешь нас, освятив чудом Литургии в день памяти старца Амфилохия, Реконьского Чудотворца.

 

* * *

 

Из статьи Яковлева Н., СПб «Реконская пустынь вчера и сегодня» -“СОФИЯ”: Издание Новгородской епархии//1996 - №2(18) (апрель-июнь).

 

Время   возникновения  монастыря  назвать трудно.  Легенды, записан­ные в конце прошлого сто­летия, относили его к XIII веку, когда местные охотни­ки нашли на гранитном ва­луне на берегу Реконьки икону Живоначальной Свя­той Троицы. В память чудес­ного явления образа здесь был устроен скит, где и по­селились первые пустынни­ки. Возможно это произошло позднее — в XV — XVI  ве­ках, когда вокруг Пречистен­ского погоста (будущий Тих­вин)   появились и другие обители: Троицкая  Ругуйская,   Антовиево-Дымская, Спасо-Оскуйская. К сожале­нию, явленная икона Живоначальной Троицы — глав­ная святыня монастыря — не дошла до наших дней. В ру­кописном описания пусты­ни 1859 года  автор  говорит, что написана  она  по  лев­касу  дикими  красками  и  замечает, что образ "имеет тип древности неприкосновенной".  В  издании  1862 года  автор  определил,  что  из  трёх  Ангелов  изображение  лишь  одного  осталось  неповреждённым.  Документальных подтверждений сущест­вования  Реконьской  пусты­ни в столь далекие времена также не сохранилось, если не считать косвенные — упоминания о бережно хра­нившихся в церкви 2-х Еван­гелий 1607 и 1631 годов.  Известный  исследователь Тихвинского края  И. П. Мордвинов относил время возникновеяия  пустыни  ко  второй  половине  XVI века.

С конца XVII века сохра­нилась деревянная Троиц­кая церковь, которая про­стояла в Рекони свыше 300 лет.  До революции в ней хранился  большой заклад­кой крест из липового дере­ва с надписью, из которой явствовало, что церковь бы­ла освящена 3 октября 1676 года строителем старцем Ар­сением.  В 1979 году Троиц­кая церковь была переправ­лена в Новгородский музей деревянного зодчества, что, безусловно, спасло ее от ги­бели в  заброшенном  в  наше  столетие монастыре.

С 1680-х годов история Реконьской пустыни   про­слеживается по докумен­там довольно отчетливо. Ца­рем  Алексеем Михайлови­чем “по чудесам иконы Тро­ицы Живоначальной”  пустынь была пожалована 1800 десятинами земли. В 1685 году она поступила в веде­ние Тихвинского Успенско­го монастыря и значилась в  приписных до штатов 1764 года, когда была упразднена вместе с сотнями других оби­телей по всей России.   Пустынь была небогатой, и по описи 1686 года кроме Тро­ицкой церкви в ней  значи­лись: “две кельи да коню­шеи,  коровеи  двор...  огра­да... забрана  в  столбцы,  двои ворота, одни  святые  воротцы  покрыты  тесом,  другие простые”. Спустя полвека, к 1748 году, если  судить  по  описи,  почти  ничего  не  из­менилось.  К  моменту  упраз­днения  в  1764 году пустынь пришла в полный упадок. В переписных книгах  1768 го­да  священник пустыни   и   дьячок,  составлявшие  опись  имущества,  отметили:  “все  сие  строение  самое  ветхое”.

Кто  знает,  каким  событиям  суждено  было  бы  свершиться   в  Реконьской обители, если бы в 1812 го­ду не пришел в Тихвин один странник, человек, вписав­ший впоследствии в  историю пустыни самую яркую страницу.  Наверно,  ни  видом,  ни одеянием не отличался он  от  тысяч  таких  же  как  и  он  богомольцев,  что  ходили  по  монастырям  и  Святым местам  земли  Русской.  Звали  его  Андреем  Ивановичем  Шапошниковым.  Ни  во  время  скитаний  в  Тихвинском  уезде,  ни  будучи  уже  прославленным  своей  праведной  жизнью,  он  почти  не  рассказывал  о  своем  подлинном  имени,  происхождении  и  го­дах,  прожитых  до  прихода  в  Реконь.  Известно,  что  ро­дом  он  был  из  Риги,  латыш.  Отец  его,  служа  при  люте­ранской  кирке,  готовил  мальчика  к  духовному  зва­нию.  Но  привлеченный осо­бым светом  Православия, Андрей еще в юности пере­шел в его лоно, получив при этом имя, отчество и фами­лию своего восприемника. Неизвестен и год его рож­дения. По надписи  на  над­гробной  плите  старца,  умер­шего  в  1865 году,  значилось, что родился он в 40-х го­дах XVIII века. Тихвинский архимандрит Владимир (Кобылин), посетивший Реконь в 1855 году  свидетельствовал: “...теперь ему около 90 лет”. Единственное же упо­минание самого Шапошнико­ва о возрасте встречается в документах 1855 года; где он говорит о себе: “...нахо­дясь в преклонных летах около 85 лет”. Таким обра­зом, наиболее вероятным вре­менем его рождения следу­ет считать 70-е годы XVIII века.

После ухода из отчего до­ма   в Россию приходилось ему и крестьянствовать, и батрачить,  и  торговать,  и,  наконец,  последнее  десятиле­тие  перед  приходом  в  1812 году  в  Тихвинский уезд, странствовал он по монасты­рям, был даже на Афоне. В Тихвине блаженный Борис, живший при Успенском мо­настыре, посоветовал Шапо­шникову отправиться в Реконь — “место тихое и свя­тое”.

 

* * *

 

Фильмы и фотографии, а также архивные материалы по Рекони можно получить наложенным платежом в некоммерческом православном центре «Нектария»: www.nektaria.ellink.ru  E-mail:  nektaria@mail.ru

 

Комментариев нет: